"Священная болезнь" Достоевского


автор: Вячеслав Алексеев

Датировака первого припадка

К сожалению, болезнь Достоевского - это действительно скорее область мифов и догадок. Споры вызывают в том числе чисто медицинские аспекты его болезни. Нет, в частности, уверенности даже относительно момента жизни, когда с писателем случился первый припадок «падучей» - существует множество версий на этот счет. Сам писатель высказывался по этому поводу противоречиво. В обращении к императору Александру II от 10-18 сентября 1859 года Достоевский писал, что «падучая» у него открылась в первый год пребывания на каторге. Однако в письме брату Михаилу от 30 июля 1854 года писатель пишет о своих припадках, имевших место на каторге, так - «странные припадки, похожие на падучую и, однако ж не падучая» (Достоевский Ф.М. Полн. Собр. Соч. Т. 28. Кн. 1. Л., 1985, с. 180).

В одной из бесед с сестрами Корвин-Круковскими Достоевский признался, что первый припадок произошел с ним все же уже после выхода с каторги. В письме брату от 9 марта 1857 года Достоевский также сообщил, что первый настоящий припадок случился с ним вскоре после женитьбы, то есть уже на поселении в Семипалатинске. Доктор вопреки другим врачам, осматривающих его ранее, сказал, что это все же эпилепсия - «настоящая падучая» (Там же, с. 274).

Существуют, однако, попытки вывести болезнь Достоевского из докаторжного, петербургского периода, опять же основанные на признаниях писателя. Так, по свидетельству Александра Врангеля Достоевский в беседе с ним признавался, что первые признаки болезни проявились у него еще в Петербурге, хотя сами припадки начались на каторге (Врангель А.Е. Из «Воспоминаний о Ф.М.Достоевском в Сибири»//Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 1. 1990, с. 354). Буквально то же самое писатель сообщил и Всеволоду Соловьеву (Соловьев Вс. Воспоминания о Ф.М.Достоевском//Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 2. М., 1990, с. 205).

Врач Александр Ризенкампф, живший с писателем на одной квартире, также сообщил, что в Петербурге до ареста писателя мучили «припадки какого-то угнетения, заставлявшие опасаться нервного удара» (Ризенкампф А.Е. Воспоминания о Федоре Михайловиче Достоевском//Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 1, М., 1990, с. 184). Однако сама болезнь по его мнению развилась на каторге. Первый настоящий припадок, как уверяет Ризенкампф, произошел с писателем в Омском остроге якобы в результате совершенной над ним экзекуции (Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Комментарии. Т. 1, М., 1990, с. 552, 568, 593).

Эту версию причины первого припадка оспаривал врач Степан Яновский, который наблюдал Достоевского после Ризенкампфа, и сегодня среди исследователей жизни Достоевского версия о том, что первый припадок произошел с писателем в результате экзекуции, вызывает скепсис. Вместе с тем Яновский также подтвердил, что в слабой форме припадки начались у Достоевского еще за три-четыре года до ареста - Достоевский, в частности, жаловался Яновскому на приступы «головной дурноты». Кроме того, Яновский утверждал, что «нервные явления» начались у писателя еще в детстве (Яновский С.Д. Воспоминания о Достоевском//Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 1, М., 1990, с. 234).

Есть, однако, и другие, гораздо менее правдоподобные версии начала болезни, восходящие к семейным легендам. Так, дочь Достоевского - Любовь, ссылаясь на семейное предание, утверждала, что первый припадок случился с Достоевским в момент получения известия о смерти отца (Кузнецов О.Н., Лебедев В.И. Достоевский о тайнах психического здоровья. М., 1994, с. 39). Иногда начало болезни Достоевского вообще окутывают атмосферой тайны и мистическим туманом. Так, Алексей Суворин сообщил, что Достоевский страдал от «падучей» еще в детстве - «нечто страшное, незабываемое, мучащее случилось с ним в детстве» (Суворин А.С. О покойном//Ф.М.Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 2, М., 1990, с. 465).

Подобной точки зрения придерживался в том числе первый биограф Достоевского Орест Миллер, ссылаясь при этом на сообщение некоего лица из окружения семьи Достоевского (Нейфельд И. Достоевский. Психоаналитический очерк под ред. З.Фрейда//Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль. М., 1994, с. 55).