Проблема теодицеи в творчестве Достоевского


автор: Вячеслав Алексеев

Богоборчество и оправдание Бога: Присутствует ли их баланс в романе «Братья Карамазовы»?

Прочитав главы «Бунт» и «Великий Инквизитор» романа «Братья Карамазовы», Константин Победоносцев, будущий обер-прокурор Синода, был поражен их глубине и силе. В связи с этим он даже забеспокоился. В письме Достоевскому от 9 июня 1879 года Победоносцев выразил недовольство тем, что Достоевский так «расписал детские истязания». В письме Достоевскому от 16 августа 1879 он также сообщил:

«Ваш «Великий инквизитор» произвел на меня сильное впечатление. Мало что я читал столь сильное. Только я ждал - откуда будет отпор, возражение и объяснение» (Достоевский Ф.М. Полн. Собр. Соч. Т. 30. Кн. 1. Л., 1988, с. 315).

В письме Победоносцеву от 19 мая 1879 года Достоевский сам сообщает, что пятая книга романа «Братья Карамазовы» - «Pro и contra» - будет кульминационной. Ее содержанием будет богохульство и торжественное опровержение богохульства. Писатель, однако, признается: «Богохульство это взял, как сам чувствовал и понимал, сильней» (Достоевский Ф.М. Полн. Собр. Соч. Т. 30. Кн. 1. Л., 1988, с. 66).

В ответном письме к Победоносцеву от 24 августа 1879 года Достоевский также выражает озабоченность - сможет ли он дать достойный ответ на аргументы Ивана Карамазова? Достоевский при этом уже имеет в виду шестую книгу романа - «Русский инок», которая в процессе работы над главой «Pro и contra» выделилась из нее. Достоевский в связи с этим сообщает: «Боюсь и трепещу за нее, будет ли она достаточным ответом». При этом писатель подчеркивает, что собирается дать ответ «не по пунктам», а в «художественной картине» (Там же, с. 122).

Близкие по смыслу признания Достоевский сделал также в письме к редактору «Русского вестника» Николаю Любимову от 10 мая 1879 года - «Русский вестник» - это журнал, в котором Достоевский опубликовал большинство своих крупных романов, в том числе «Братья Карамазовы». В своем письме Достоевский опять же называет пятую книгу «Pro и contra» кульминацией романа. В этой книге, сообщает писатель, будет присутствовать «крайнее богохульство», а рядом с «богохульством и с анархизмом - опровержение их». В письме Достоевский также признался, что Иван Карамазов берет тему по его мнению «неотразимую» - «бессмыслицу страдания детей». А еще он опять же обещает, что богохульство будет «торжественно опровергнуто» в главе, посвященной старцу Зосиме. К этому добавлю также то, что задачу опровержения атеизма Достоевский считал своим «гражданским подвигом» (Там же, с. 63-64).

Достоевский в письме Любимову от 8 июля 1879 года также признается, что едва ли сможет втиснуть опровержение атеизма в пятую книгу. В процессе работы он опять же решает выделить опровержение богоборческих аргументов Ивана Карамазова в отдельную, шестую книгу романа и именно ее в этом письме редактору Достоевский оценил в качестве кульминационной (Там же, с, 75).

В шестой книге романа - «Русский инок», как и обещал Достоевский, мы не находим последовательного, «по пунктам», опровержения аргументов Ивана Карамазова. Более того, Достоевский даже усиливает тему истязания детей, когда устами старца Зосимы призвал восстать против использования детского труда на фабриках. В той системе координат, в которой существует Иван, его диалектика, похоже, оказалась трудно-оспоримой.

По мнению многих критиков-атеистов, Достоевский, обратившись к проблеме теодицеи, и в частности, к проблеме страдания детей, оказался в положении медиума, вызвавшего духов, с которыми он оказался неспособным справиться. С выводом о том, что писатель не справился с задачей, которую возложил на себя, соглашались, в частности, некоторые русские философы-теисты. Так, Василий Розанов по поводу соображений Ивана Карамазова заметил:

«Построить опровержение этой диалектики, без сомнения, составит одну из труднейших задач нашей философской и богословской литературы в будущем» (Розанов В.В. Легенда о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского //Розанов В.В. Мысли о литературе. М., 1989, с. 101).

Григорий Померанц также замечает, что Достоевский не дает нам решения на уровне формальной логики. Согласно Померанцу «ропот Ивана не опровергнут, он только уравновешен» (Померанц Г. Каторжное христианство и открытое православие//Достоевский и мировая культура. Альманах № 13. СПб., 1999, с. 29). Померанц имеет здесь в виду шестую книгу романа - «Русский инок», посвященную старцу Зосиме. Тем не менее, мне кажется, что Достоевский ответ на соображения Ивана Карамазова все же дал, хотя ответ этот не прямой, а в «художественной картине. Тем не менее, этот ответ является далеко не полным.