Христианство и возникновение науки


автор: Вячеслав Алексеев

Рождение науки - различные вресии

Если считать наукой вообще любое знание об окружающем мире, придется тогда признать, что она в той или иной мере существовала всегда. В этом случае поиск ее начала будет напоминать поиск истоков реки, которая постепенно сокращается до небольшого ручья. Наука при подобном понимании уйдет своим истоком в первобытное общество, в обыденное и мифологическое мышление, а приоритет Запада будет лишь успехом в состязании, где кто-то обязательно должен был прийти первым.

Согласно второй версии о науке можно говорить лишь с момента возникновения великих аграрных цивилизаций древности - Египта, Вавилона, Индии и Китая. Именно здесь стали систематично накапливаться знания об окружающем мире, которые оказались достоянием особой социальной группы – жрецов или в случае Китая - менеджеров. Это были в том числе математические знания. Египтяне, например, не только владели четырьмя арифметическими действиями, они также могли возводить числа в квадрат и куб, извлекать квадратный корень, решать задачи по вычислению неизвестного в простых линейных уравнениях. Они также открыли правила вычисления площадей простых фигур - треугольника, четырехугольника и круга, объема параллелепипеда, цилиндра и пирамиды (Соломатин В.А. История науки. М., 2003, с. 200).

Шумерская цивилизация дала нам двенадцатиричную систему исчисления и соответственно деление окружности на 360 градусов. Примерно с XII века до н.э. шумерские астрономы выделили двенадцать созвездий Зодиака (Там же, с. 20). Когда были зашифрованы глиняные таблички Древнего Вавилона, оказалось, что они содержат поразительные образцы знания - математические задачи, эквивалентные уравнениям второго порядка, перечни растений со скрупулезным описаниям их медицинских свойств, результаты астрономических наблюдений (Яки С. Спаситель науки. М., 1992, с.48).

Однако версия, связывающая возникновение науки с Древним Вавилоном и Египтом, вызывает ряд возражений. Прежде всего потому, то знания этих цивилизаций имели главным образом прикладной характер. Математика, например, была подчинена сугубо практическим задачам, связанным с разделом земельных участков, строительством храмов и пирамид, астрономия была занята главным образом вычислением времени разлива рек, составлением календаря и астрологическими расчетами.

Согласно третей версии наука возникла лишь в Древней Греции. Именно здесь мышление освободилось от мифологических представлений, возникли первые натурфилософские учения, возникла математика как отвлеченная, абстрактная наука. В самом деле - египтяне были способны решать сложные математические задачи, но лишь греки сформулировали аксиомы и стали доказывать теоремы.

Четвертая версия связывает рождение науки с эпохой Возрождения – с XIV-XV веками, когда возник особый интерес не только к античной культуре, но и к природе как таковой. Наконец, согласно пятой, наиболее распространенной версии наука возникла в Европе, в Новое время - в XVI-XVII веках. Именно в этот период появились работы Коперника, Кеплера, Галилея и Ньютона. Победила гелиоцентрическая система мира, была создана классическая механика. В обиход научного исследования прочно вошли два основополагающих принципа науки - математическое описание и эксперимент. Фрэнсисом Бэконом было создано философское обоснование научной деятельности. Наконец, появились первые объединения ученых - в 1662 году было основано Лондонское королевское общество испытателей природы, а 1666 - Парижская академия наук. То, что произошло в XVII веке вполне обосновано называют научной революцией.

В принципе можно попытаться рассмотреть развитие науки как автономный, самовозрастающий процесс, в этом случае революция XVII века окажется продолжением познания мира, начавшегося еще в цивилизациях прошлого. Однако такая плавная и чисто эволюционная интерпретация игнорирует уникальность феномена новоевропейской науки. Великие цивилизации древности просуществовали очень долго, однако ни в Египте, ни в Вавилоне, ни в Китае, нигде кроме христианского Запада не было совершено столь грандиозного прорыва. Достигнув некоего уровня знания этих цивилизаций выходили на плато и лишь дополнялись затем новыми деталями.

Альберт Эйнштейн полагал, что новоевропейская наука в известной мере стала результатом случая, а именно случайного соединения Галилеем эксперимента с математическим описанием. Он считал, что на самом деле не существовало процесса, который закономерно вел бы познание к науке Нового времени. Согласно другой, еще более экстремистской точке зрения наука Европы стала результатом болезненного отклонения в развитии, своеобразной мутацией, не свойственной жизни традиционных обществ. В истории в самом деле можно обнаружить множество случайностей, точек бифуркации, в которых развитие направляется в новом, неожиданном направлении. Однако с трудом верится в том, что рождение науки вообще дело случая, ее возникновение было невозможно без целого набора предварительных условий.