Экзистенциальные вопросы глазами «научных материалистов»


автор: Вячеслав Алексеев

Экзистенциальное отчаяние: Случаи Жакоба Моно и Эдварда Уилсона

Иллюстрацией в этом смысле может служить известное место из книги «научного материалиста», французского генетика, лауреата Нобелевской премии Жакоба Моно. Книга называется «Случайность и необходимость» (1972), а высказывание звучит так:

«Человек должен, наконец, пробудиться от тысячелетнего сна, и пробудившись, он окажется в полном одиночестве, в абсолютной изоляции. Лишь тогда он, наконец, осознает, что, подобно цыгану, живет на краю чуждого ему мира. Мира, глухого к его музыке, безразличного к его чаяниям, равно как и к его страданиям или преступлениям» (цит. по Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986, с. 43).

Однажды близкое по смыслу настроение проскользнуло также в книге очень известного энтомолога, крупнейшего специалиста по общественным насекомым Эдварда Уилсона «Социобиология: Новый синтез» (1975). По своим чисто научным работам Уилсон, один из основателей социобиологиии, производит впечатление очень скрупулезного, великого, но лишенного поэтической жилки ученого. Именно потому необычно то, что Уилсон завершил последнюю главу своей книги на откровенно пессимистической ноте – цитатой из французского философа-экзистенциалиста Альбера Камю:

«Во Вселенной, лишенной иллюзий и света, человек чувствует себя чужаком, пришельцем. И это неизлечимо, так как он лишен воспоминаний о потерянном доме или надежды на землю обетованную».

В интервью корреспонденту «Scientific American» Джону Хоргану Уилсон сообщил - в момент завершения книги он стал подозревать, что реальное знание о биологических мотивах человеческих поступков может разрушить наши иллюзии - «преувеличенное представление о самих себе» – и тем самым подорвать наши надежды на дальнейшее развитие. Ему также почему-то показалось, что его подход к поведению человека способен полностью исчерпать биологию, которой он отдал столько лет своей жизни. Уилсон заканчивал свою книгу в состоянии легкой депрессии. «Но затем я переубедил себя», - сообщил он (цит. по Хорган Дж. Конец науки. Взгляд на ограниченность знания на закате Века Науки. СПб., 2001, с. 240).