Экзистенциальные вопросы глазами «научных материалистов»


автор: Вячеслав Алексеев

Причины природного зла

Если исходить из концепции первородного греха, в значительной мере становятся понятными причины неблагополучия этого мира, вызывающего страдания людей. В последнее время теологи все чаще усматривают причины катастроф в неуправляемых процессах в природе. При этом также утверждается, что причиной природных катастроф является первородный грех, породивший саму враждебность природы по отношению к человеку. Физик и теолог Джон Полкинхорн пишет также о том, что Бог дал природе своего рода аналог свободы (Полкинхорн Дж. Наука и богословие. Введение. М., 1998, с. 105). Вместе с тем, лидеры церквей и простые верующие обычно склонны объяснять природные катастрофы исключительно гневом Бога, раздраженного человеческими грехами. Я прокомментирую такого рода объяснение прежде всего высказыванием одного русского мужика, которое приводит в своих воспоминаниях русский писатель начала ХХ века Викентий Вересаев. Как для врача для него было совершенно понятно, что с эпидемиями нужно бороться, в том числе внедряя методы общественный гигиены. Но простые люди часто думали совершенно иначе. Означенный выше мужик по поводу эпидемии холеры и хлопот врачей относительно гигиенических мер прямо и без всяких затей заявил: «Холера от кого – от Бога идет? Ну, и уповай на Бога, молись, кайся во грехах. А для них, что Бог, что помойная яма – все одно» (Вересаев В. Воспоминания. М., 1982, с. 378).

«Для них» – это фраза относится к врачам, пытавшихся остановить эпидемию. И подобный неоправданный квиетизм, пассивное смирение перед бедами и катастрофами до сих пор является распространенным мотивом в мышлении Церкви. Относительно недавний пример - землетрясение в Японии, приведшее к аварии на атомной станции Фукусима-1 и реакция на него режиссера и апологета православия Никиты Михалкова. В одном из интервью он тоже сообщил, что природные катаклизмы являются наказаниями, которые посылает Бог за грехи человеческие.

И здесь совершенно уместна аналогия с лиссабонским землетрясением, которое в свое время было объявлено многими иерархами Римско-Католической Церкви в качестве, может быть, еще и умеренного наказания за грехи человеческие. Вольтер, написавший «Поэму о разрушенном Лиссабоне», по поводу этого «наказания» заметил – а в чем, собственно говоря, провинились младенцы, раздавленные в ходе землетрясения на груди своих матерей? И разве Лиссабон по развращенности жителей превосходил чем-то Париж или Лондон?

На самом деле землетрясение в Лиссабоне, в Японии или на Гаити есть простой результат того, что эти страны географически располагаются в сейсмоопасных зонах, а потому задача состоит в том, чтобы учитывать это обстоятельство и строить более прочные жилища, а если беда случилась – помогать пострадавшим.

В принципе стихийные бедствие, скажем, катастрофа, иноземное нашествие или эпидемия могут быть бичом Божьим, наказанием за грех. Вместе с тем природные катастрофы – это также результат слепых, стихийных сил природы, свобода которой не всегда совпадает с тем, что хотел бы ожидать от нее человек.

В связи с этим сошлюсь также на слова Самого Спасителя: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?» (Лук. 13:4). Они не были виновнее, просто природа в силу своей слепоты и свободы не разбирает между правыми и виноватыми.

Объясняя природное зло можно также утверждать, что Бог не может произвольно вмешиваться в природные процессы. Он не может ради человека постоянно отменять действие законов природы, поскольку эти законы являются необходимым условием самого существования человека в мире. И задача человека состоит в том, чтобы познавать эти законы и по мере возможностей разумно управлять природой.