Экологический кризис: виновато ли Христианство?


автор: Вячеслав Алексеев

МУДРОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИЛИ ДЕСПОТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО?

Для того, чтобы уважать окружающий мир нет необходимости видеть в каждом предмете и животном равного себе Брата. Подобный подход был бы попросту неверным. Совершенно очевидно то, что человек – уникальное существо, и мы не в состоянии закрыть глаза на это. Более того, чтобы создать эффективную экологичесвкую этику, мы должны исходить именно из понимания особого положения человека в Космосе, его возможностей и его обязанностей по отношению к природе. Претензия, как уже сообщалось выше, состоит в том, что в Библии присутствует повеление господствовать над природой. Я снова приведу один из таких текстов:
“И благословил их Бог и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и пополняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле” (Быт 1.28).
В условиях экологического кризиса очень важно понять истинный смысл этого текста. Древнееврейское слово “kabasch” - “обладайте”, в русском варианте, возможно, оказалось несколько смягченным. В английском варианте это слово переведено как “subdue” - “подчиняйте”, между тем “kabasch” в древнееврейском языке носит даже милитаристский оттенок (Barr J. Man and Nature: The Ecological Controversy and the Old Testament//Ecology and Religion in History. Ed. by D. and E.Spring. N.Y., 1974, p. 54). Существуют еще более грубые значения этого слова. Оно может означать “используйте”, “попирайте ногами” и даже “насилуйте”. Второй глагол “radah” – “владычествуйте”, не менее решительный, чем “обладайте”, в английском варианте Библии он переведено словом “govern” - “управляйте”, но глагол “radah” – “владычествуйте” может означать также неограниченное господство (Горичева Т. Святые животные//Христианство и экология. СПб., 1997//http://rchgi.spb.ru/Izdat/Chrstian/EC7.html).
Значения этих слов, как кажется, вполне соответствуют грубо инструменталистскому пониманию отношений с природой. Однако, как замечает Татьяна Горичева, стоит иметь в виду контекст, в котором они произносились. Между тем произнесены они были сразу после Творения, причем до грехопадения человека, когда смерть и зло еще не воцарились в природе. Сразу за этим было также сказано:
“Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; вам сие будет в пищу. А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому (гаду) пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал я всю зелень травную в пищу” (Быт 1.29-30).
Это место свидетельствует о мире, который должен был по замыслу Бога существовать между человеком и животным, о том, что ни одна тварь не должна уничтожать другую. Согласно тексту лишь после Потопа человеку было разрешено употреблять в пищу мясо животных. Поскольку в библейской шкале ко времени произнесения слов “владычествуйте” и “обладайте” невозможно было говорить об убийстве животных, смысл этих глаголов должен сводиться к господству без жестокости. Сегодня “обладайте” следует понимать как “распоряжайтесь”, а “владычествуйте” – как “управляйте”, имея в виду заботу о природе.
Грехопадение погрузило человека в недра природной необходимости, результатом чего стала тягостная зависимость человека от природы, мучительный страх перед ней. В сущности, человек оказался рабом природных стихий. Именно поэтому стоит говорить об освобождающем значении первых глав Книги Бытие, говорящих человеку об его истинном статусе. Как отмечает христианский теолог-биополитик Кеннет Котен, нужно учитывать реальный исторический контекст, в котором воспринимались все указанные выше глаголы:
“Израйль имел дело с таинственным, могущественным и опасным миром природы. В этой ситуации текст имеет глубокий освободительный смысл. Он трактовал природу как благую часть Божественного миропорядка, которую следует не бояться, а использовать в человеческих целях” (Олескин А.В. Христианская биополитика//www.carec.kz/English/2.Programmes/1.IP/publication/disk_hor_Exart/Disk3/Items/Item3.htm).
Можно было бы подумать, что речь здесь идет об уже утраченном статусе, но заметим, утверждения относительно особого положения человека высказывались и после грехопадения. Это служило признаком того, что человек все же обладает особым статусом. Это стало особенно очевидным после искупления грехов Иисусом Христом и Его воскресения. Благодаря Искуплению христианство освободило человека от власти стихий мира и возвысило его до неба, возвратив ему свободу (Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. К Экологии духа//Экотеология. Голоса Севера и Юга. М., 1997//http://www.krotov.info/libr_min/ae/aecoteol/ind_ecot.html).
Заповедь господства над природой дана человеку потому, что он создан по образу и подобию Бога. Но сегодня, в условиях экологического кризиса акцент должен быть сделан скорее на другом месте Библия: “И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его” (Быт. 2:15). Именно в контексте повеления хранить землю должны сегодня восприниматься глаголы “владычествовать” и “обладать”.
Эти глаголы следует соотносить также с тем, как Бог относится к Своему творению. Повторюсь – природы является творением Бога, и потому Бог заботится о природе. Он посылает дождь растениям (Иов. 38:25), и Он сотворил пустыню для дикого осла (Иов. 39:5). Мотив заботы присутствует также в ряде псалмов, я приведу здесь в качестве иллюстрации фрагмент одного из них:
“Ты послал источники в долины: поят всех полевых зверей, дикие ослы утоляют жажду свою. При них обитают птицы небесные, из среды ветвей издают голос. Ты напояешь горы с высот Твоих, плодами дел Твоих насыщается земля. Ты произащаешь траву для скота, и зелень на пользу человеку, чтобы произвесть из земли пищу” (Пс. 103:10-14).
Новый завет также говорит о заботе Бога, примером может служить хотя бы притча о малых птицах (Мф. 10: 29; Лк. 12: 6).
И поскольку человек является подобием Бога и Его сотрудником (1 Кор. 3:9), он также обязан заботиться о ней. Те, кто хочет видеть в словах “обладайте” и “владычествуйте” санкцию на безжалостную эксплуатацию природы не стоит забывать, что самоволие и господство это разные вещи.
Деспотическое отношение к природе является вполне возможной интерпретацией Ветхого Завета лишь при тенденциозном и выборочном цитировании, а также при игнорировании специфики древнееврейском ментальности. Если же говорить о христианстве, то здесь отношение к природе в идеале неотделимо от жалости ко всякой твари. Стоит обратить внимание также на то, что в Евангелии присутствует иное понимание господства, выраженная в следующих словах Христа: “Почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою” (Мк. 10,42-43). Это господство на основе смирения перед Богом и даже перед природой, хотя она стоит в иерархии бытия ниже человека. И все же даже при наличии любви к природе и смирении перед ней мы не в состоянии вообще исключить всякое вмешательство в природу, и здесь можно пожелать того, чтобы наше вмешательство было мудрым.
Императив мудрого управления и заботы о природе не только присутствует в библейских текстах, он получил также практическое воплощение в деятельности христианских монастырей. В связи с этим некоторые теологи противопоставляют Франциску другого лидера монашеского движения – Бенедикта Нурсийского. Этот католический святой считал, что лучший способ сохранить природу состоит в том, чтобы культивировать ее, он обязан не эксплуатировать природу, а заботиться о ней.
В монастырях бенедектинцев сложился своеобразный синтез физической и интеллектуальной деятельности. Они стали оазисами науки и передовой сельскохозяйственной практики. Монахи этого ордена строили водяные и ветряные мельницы, а цистерианцы - одно из ответвлений бенедектицев - были известны своей успешной борьбой с малярией (Василенко Л.И. Отношение к природе: “традиция управления” и “традиция сотрудничества”//Вопросы философии, 1987, № 7, с. 149). Один из бенедектинцев - Бернар, считал, что трудовая деятельность человека имеет глубокий смысл - она помогает воссоздать Едем на месте дикой природы (Dubos R. Franciscan Conservation vs Benedictine Suewardship//Ecology and Religion in History. N.Y., 1974, p. 144). Такое же отношение к природе можно обнаружить также в деятельности некоторых русских монастырей. Связи с этим я приведу здесь выдержку из статьи В.Байдина “Человек в Божием мире”, опубликованном в сборнике “Христианство и экология”:
”Труд “во славу Божию” был краеугольным камнем русской православной экологии. Высочайшим достижением в развитии этой тенденции в народно-церковной культуре в целом явилась многовековая деятельность крупнейших монастырей: Троице-Сергиевой Лавры, Кирило-Белозерского, Валаамского и многих других, но особенно – Соловецкого монастыря. Своего расцвета он достиг уже в ХVI веке и за 400 лет совершенно преобразил огромную область Белого моря и жизнь его побережий. Монахи занимались морским промыслом: ловлей рыбы и заготовкой сельди. Им удалось приручить северных оленей и начать разведение за Полярным кругом домашнего скота, что позволило сохранить от истребления многих диких животных и значительно увеличить население прежде пустынного края. Монастырь прокладывал важнейшие дороги, оборудовал порты, с его помощью было налажено судоходство в Белом море и прилегающих реках. Монахам принадлежала заслуга в создании на Соловецком архипелаге образцовой ирригационной системы, в акклиматизации фруктовых деревьев и даже роз, в организации тепличного хозяйства. Оставим в стороне такие чисто технические достижения, как строительство на соловецком острове во второй половине ХIХ века самой северной в мире железной дороги, первой в России электростанции, давшей ток уже в 1912 году, и первого в стране сухого дока для ремонта морских судов. Вся эта деятельность оставалась экологичной, это был первый росток чисто православной экономики” (Байдин В. Человек в Божием мире//Христианство и экология. Спб., 1997// http://rchgi.spb.ru/Izdat/Chrstian/EC6.html).
На человека Богом возложена миссия хранить землю, на которой он живет. Он должен возделывать и защищать ее подобно тому, как ранее возделывал и хранил Сад - таков является христианский императив в отношениях человека к природе. Необходимость возделывать землю не означает того, что мы должны пытаться управлять экосистемами, наша задача гораздо скромнее – управлять тем сектором, который необходим для поддержания нашей жизни. Жить самим и давать жить дикой природе. Является ли это утопией? При нынешнем состоянии скорее всего, да. В условиях демографического кризиса, огромных потребностей и обладания техникой экологический кризис неизбежен. Удастся ли человечеству вырулить и не оказаться в кювете экологической катастрофы, это еще большой вопрос. Но именно поэтому нам важно иметь нравственные ориентиры, регулирующие отношения с природой.