Божий любимчик: добро и предопределение


автор: Вячеслав Алексеев

Жизнь на Марсе

На Марсе Малахия быстро скатился по иерархической лестнице вниз и стал простым солдатом. Почти всем новобранцам, тем более солдатам, стирали память и вставляли в головы маленькие антенны, причинявшие жуткую боль в случае неподчинения и ненужных мыслей. У Малахии тоже стерли память. Стерли ее также и у Беатрисы. Добавлю к этому лишь то, что она в результате инцидента на корабле оказалась беременной. В результате у нее родился сын, которого она назвала Хроно.

На Марсе нет воздуха, но это не препятствие для того, чтобы жить на его поверхности. Кислород можно получать не только через легкие, но и через желудок. Такое дыхание марсиане называли шлимановским. Для этого достаточно было закупорить все отверстия в голове и глотать специальные шарики, выделяющие кислород. Это был так называемый Боевой Дыхательный Рацион, или как называли его сами солдаты - дышарики.

Беатриса стала одним из инструкторов шлимановского дыхания. При этом она оказалась единственным поэтом на Марсе и однажды сочинила стихотворение о своей работе. Оно звучало так:

«Забудь про ветер и туман,
Все входы затвори.
Захлопни горло, как капкан,
Жизнь заточи внутри.
Вдох, выдох – бьешься, не дыша,
Как в кулаке скупца,
В смертельной пустоте, душа,
Не пророни словца.
Безмолвно горе, нем восторг –
Обмолвись лишь слезой.
Дыханье, словно брось в острог
Ты с узницей-душой.

Человек – лишь малый остров,
Пыль в пространстве ледяном.
Каждый человек – лишь остров:
Остров-крепость, остров-дом».

После того, как Беатриса рискнула, показать это стихотворение одному из своих начальников, ее снова отправили в госпиталь на стирание памяти.

Время от времени на Марсе материализовался Уинстон Румфорд вместе со своим космическим псом Казаком. И излишне говорить, что весь Марсианский Проект был выдумкой именно Румфорда.

В Марсианской Армии была своя иерархия. Однако командиры тоже подверглись стиранию памяти и имели в черепе антенну. Подлинными командирами были совсем другие люди. Преимущества системы тайных командиров очевидны – любой бунт в Марсианской Армии будет неизбежно направлен не на них, а на людей, которые реально ничего не значат. Подлинные командиры при этом маскировались под рядовых и имели при себе устройства, причинявшие через антенну боль другим солдатам. Одним из таких скрытых командиров был Стоуни Стивенсон.

Как это ни странно, но он сдружился с простым солдатом Малахией Константом, которого после стирания памяти все другие рядовые звали за немолодой возраст просто Унком (Unc), что в русском языке приблизительно соответствует прозвищу «Дядек». Стоуни был совершенно заворожен попытками Унка понять, что происходит вокруг и потому сначала сам того не замечая стал помогать ему думать. Между тем, думать было над чем, например, над тем, что Марсианская Армия была вооружена лишь самым примитивным оружием, которое делало ее совершенно недееспособной. Но тогда в чем состоял смысл проекта, предполагающего ее существование?

Они думали обо всем этом вместе со Стоуни. Но любая мысль на Марсе каралась – у тех, кто был снабжен антенной, она сопровождалась болью. Кроме того, всегда существовала возможность того, что тебя вновь отправят на стирание памяти, которое уничтожало все добытые знания. Именно поэтому Унк записывал все, что ему удалось понять на бумагу, и прятал ее под камень, сообщая при этом место расположения камня только своему единственному другу Стоуни.

Однако их невинный заговор был быстро раскрыт. После этого у Унка в очередной раз стерли память, а Стоуни Стивенсона - подлинного командира Марсианской Армией приговорили к смерти. Более того, привести смертный приговор в исполнение должен был именно Унк. И он был вынужден задушить Стоуни Стивенсона, которого приковали к позорному столбу. Унк сделал это потому, что был не в силах сопротивляться адской боли, создаваемой антенной. Однако перед смертью Стоуни смог шепнуть ему, сообщить, где спрятано его письмо к самому себе.

Вечером после казни Унк нашел это письмо. Из письма он узнал о том, что целью Марсианской Армии является нападение на Землю и множество других вещей. А еще там сообщалось, что любой поиск понимания смысла пребывания на Марсе карается болью. Но кто же был этот неизвестный герой - автор письма, обнаруженного Унком, который смог узнать так много? Подпись под письмом свидетельствовала, что оно принадлежало... самому Унку. И тогда Унк расплакался, потому что понял, что не в силах противостоять жуткой боли, которую причиняла ему антенна.

Когда Унк вернулся в казарму, там царило всеобщее оживление и даже ликование – война с Землей, наконец-то, началась. И тогда у него возник план – найти своего лучшего друга Стоуни, найти жену Беатрису и сына Хрона, о существовании которых он узнал и, захватив одну из летающих тарелок, сбежать куда-нибудь.

Он нашел своего сына Хроно среди подростков играющих в немецкую лапту. Его сын уже тогда носил на груди некую детальку, случайно подобранную им, которую он называл своим талисманом, детальку, которая, как оказалось, сыграла самую важную роль в истории Земли, но об этом потом...

Унк ничуть не смог заинтересовать Хроно своим предложением, также как и свою жену Беатрису, которую ему тоже удалось найти. В конце концов, Унк был схвачен военной полицией, и им специально занялся сам Румфорд, у которого на Унка были свои виды и планы. Он не предал Уника казни, он отправил его на Меркурий. И в том содержался очередной элемент великого Плана Румфорда - лишь через некоторое время Унк должен был появиться на Земле.