Божий любимчик: добро и предопределение


автор: Вячеслав Алексеев

Материализация

Толпа неистовствовала и гудела. Толпа ожидала материализации. Она бесновалась перед домом, где эта материализация должна была осуществиться. Материализоваться должен был миллионер Уинстон Румфорд и его пес Казак. Поначалу они будут похожи на туманные облачки, но затем превратятся в существа из плоти и крови, для того, чтобы потом вновь дематериализоваться.

Причина материализации состояла в том, что, путешествуя на своем космическом корабле, Румфорд в двух днях полета на Марс попал прямо в самую середину хроно-синкластического инфундибулума. Что это такое? Это некая пространственно-временная структура, при попадании в которую, всякое существо превращается в волновой феномен, распыленный не только в пространстве, но и во времени. Это не означает того, что Вы при этом погибаете, напротив, скорее приобретаете некий атрибут божественности, а именно знание о будущем.

Именно это и произошло с Румфордом. Инфувндибулум, в который он попал, начинался на Солнце и по спирали устремлялся к месту, располагающемуся вблизи звезды Бетельгейзе. И всякий раз, когда эта волновая структура пересекала материальное тело, на нем происходила материализация Румфорда и его космического пса Казака. При этом на Земле Румфорд материализовывался почему-то именно в своем доме.

Материализация происходила уже в течение десяти лет каждые пятьдесят девять дней. Ученейшие мужи со всего света униженно молили Румфорда о возможности присутствовать на материализации, чтобы пролить хотя бы какой-то свет на эту загадку Вселенной, но Румфорда не интересовала наука, он хотел только одного – чтобы в короткий срок существования на Земле оставаться частным лицом. Бюллетени, которые распространяла жена Румфорда Беатриса, были предельно скупы - они содержали лишь точное время материализации Румфорда.

И все же однажды Румфорд отошел от своих правил – он пригласил поприсутствовать на материализации одного человека. Этот человек вовсе не был великим ученым. Более того, его вышвырнули из университета Виргинии в конце первого семестра за неуспеваемость. Это был Малахия Конастант – самый богатый человек Америки.

Малахия подкатил к дому Румфорда на своем лимузине в очках и с приклеенной бородой, чтобы его никто не узнал. Толпу временно отвлекли от поместья Румфорда благодаря чему Констант смог подъехать к западной стене. Он показал бумагу полисмену, и тот открыл ему дверь.

Малахии было тридцать один год, и он стоил три миллиарда долларов. Его имя на древнееврейском языке означало «надежный вестник». Занимался этот «вестник» тем, что играл на бирже и беспробудно пьянствовал. И все же даже такой гнилой человек не был не чужд идеализму. В минуты депрессий, которые настигали его всякий раз после злоупотребления алкоголем, наркотиками и женщинами, он тосковал об одном – чтобы Господь Бог дал ему некое послание, великую и важную весть, которую он бы смиренно пронес из одного места в другое. В связи с этим Малахия даже сконструировал собственный герб и придумал девиз к нему – «Вестник всегда готов». И может быть, именно поэтому он принял приглашение Румфорда присутствовать при материализации.

Попав в поместье Румфорда, Малахия немедленно, их хулиганских побуждений забрался на недействующий фонтан в саду поместья Румфорда и окинул это самое поместье взглядом. Однако время материализации неумолимо приближалось, и ему нужно двигаться к дому Румфорда. Когда он вошел в дом Румфорд был уже там. Его материализация произошла всего за минуту до вхождения Константа в дом.

Малахия даже не подозревал о том, что его визит в дом Румфорда – это начало совершенно нового периода в истории человечества, начало новой религии, которая преобразит цивилизацию землян. При этом между Константом и Румфордом состоялся следующий, маловыразительный на первый взгляд разговор:

«- Мне говорили, что Вы, очевидно, самый счастливый человек на свете.

 - Пожалуй, немого сильно сказано, - ответил Констант.

 - Но Вы все же не будете отрицать, Вам всегда сказочно везло, - сказал Румфорд.

Констант покачал головой.

- Да нет. Чего уж тут отрицать, - сказал он.

- А почему Вам такое счастье, привалило, как Вы считаете? – спросил Румфорд.

Констант покачал плечами.

- Кто его знает, - сказал он. – Должно быть, я нравлюсь кому-то там, наверху.

Румфорд поднял глаза к потолку.

- Какая прелестная мысль – думать, что Вы пришлись по душе кому-то там, наверху».

Румфорд, попав в хроно-синкластический инфундибулум, знал наперед все события в Солнечной системе, и Малахия как-то сник перед ним. В ходе дальнейшей беседы Румфолрд сообщил Малахии странные и шокирующие вещи – оказывается, он попадет на Марс и там женится на его Румфорда жене Беатрисе. А еще он посетит Меркурий, а затем Титан – конечный пункт его космической одиссеи. Малахия стал отказываться от полета на Титан. Однако Румфорд сообщил ему, что «так надо», и попытался соблазнить Малахию тем, что на Титане самый чудесный климат во Вселенной. Но у Малахии были дома в самых лучших уголках Земли. И тогда Румфорд рассказал ему о произведениях искусства Титана. Одно из них – изваяния трех прекрасных женщин – белой, золотистой и темнокожей – это были «сирены» Титана. Посмотрев на фотографию, Малахия был вынужден признать, что их красота затмевала всех его многочисленных любовниц.

А еще Румфорд сообщил, что он прибудет на Титан со своим сыном по имени Хроно. Румфорд уже начинал дематериализовываться, но улыбка на лице еще сохранялась. «Увидимся на Титане», - сказала улыбка и растворилась в воздухе.