Сущность евангельского христианства


автор: д-р Джон Стотт

2. Крест Христов

Конечно же, евангельские верующие также утверждают уникальность Иисуса Христа (в Его личности объединились две природы - божественная и человеческая), Его воплощения, Его смерти и воскресения. Ведь смерть Иисуса Христа не имела бы спасающей силы, если бы ей не предшествовало Его воплощение (за нас умер единственный Богочеловек) и если бы за Его смертью не последовало воскресение (посредством которого Бог-Отец утвердил искупительную смерть Сына). Но мы убеждены, что крест является центром христианской веры. Не случайно крест является символом христианства. Как четко подметил д-р Леон Моррис, "крест является сущностью Нового Завета".

Но почему же умер Иисус Христос? Почему крест занимает центральное место в вере и жизни христиан? Как это ужасное орудие смерти (а распятие было методом казни в Римской империи) стало для христиан символом славы? Мы начнем наш ответ на эти вопросы с наблюдения, что, согласно основным писателям Нового Завета, смерть Христа неразрывно связана с нашими грехами. Например: "Христос умер за грехи наши, по Писанию" (1 Коринфянам 15:3), "Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти" (1 Петра 3:18), "В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши" (1 Иоанна 4:10).

Итак, во всей Библии, по крайней мере, начиная с 2-й главы Бытия, и заканчивая 21 главой Откровения, грех и смерть крепко связаны между собой, как преступление со стороны человека и наказание со стороны Бога. Поэтому, так как Иисус был безгрешным, Его смерть стала наказанием за наш грех . Мы заслуживали смерти, которая была бы возмездием за наши грехи, но Он умер вместо нас, пострадал на нашем месте. Евангельские верующие абсолютно преданы этой чудесной истине заместительной жертвы, с верой в то, что Бог в Своей удивительной любви пострадал вместо нас, понес на Себе наш грех и умер на нашем месте - так многократно и однозначно заявляет Священное Писание.

Конечно, мы должны защитить это учение всеми возможными способами от неправильных истолкований. Мы ни в коем случае не должны предполагать (как это иногда делают некоторые), что Иисус был третьей стороной, которая встала между нами и Богом, и таким образом избавила нас от суда Бога-Отца, Который как будто не предпринимал шагов к примирению с человеком. Нет, и еще раз нет. Библия везде показывает, что Бог в Своей любви Сам сделал все для нашего спасения. Например: "Бог во Христе примирил с Собою мир" (2 Коринфянам 5:19). Бог через Христа и в лице Христа взял на Себя наш грех и умер вместо нас. Таким образом, "Христос искупил нас от проклятия закона (то есть от проклятия, к которому закон приговаривает всех нарушителей закона), сделавшись за нас проклятием" (Галатам 3:13).

Такой радикальный путь спасения со стороны Бога подразумевает крайнюю нужду со стороны человека, а именно: наше восстание против Бога навлекло на нас справедливый суд Божий. В этом состоит еще одно важное убеждение евангельских христиан. Без него наше понимание сущности и необходимости креста обречено на искажение. Епископ Джейси Райл выразил эту мысль так: "Евангельское христианство основано на двух основных положениях: во-первых, на главенстве Библии в жизни верующих, во-вторых, на глубоком понимании греховности и испорченности человека в глазах Бога".

В противоположность евангельскому христианству, либеральное христианство характеризуется снисходительным отношением к греху и, следовательно, упрощенным отношением к кресту. Но только лжепророки могут провозглашать "мир, мир", когда мира нет; и только плохие врачи вместо серьезного лечения могут накладывать пластырь на глубокую рану.

Конечно же, мы должны избегать всяких нездоровых тенденций, вызывать в людях чувство ложной вины. Но мы равно и не должны приуменьшать грех и подлинную вину. Грех - это смертоносное искривление падшей природы человека, так что грешник (по яркому выражению Лютера) крайне искривлен в самом себе. Кроме того, грех является бунтом против Бога. Как сказал Эмиль Брюннер: "Это желание автономности человека, что, в крайней степени, приводит к отречению от Бога и самообожествлению; это попытка избавиться от Господа Бога и провозгласить абсолютную независимость от Творца".

И только осознав всю порочность греха в контрасте со святостью Бога, мы можем понять всю прискорбность нашего положения, понять, что мы - погибшие перед Богом. Мы не можем ни спасти себя, ни даже способствовать своему спасению.

Спасение является абсолютным и незаслуженным подарком от Бога. Уильям Темпл выразил это так: "Единственное, что я сделал для своего спасения - это тот грех, от которого меня нужно было спасти". Но Бог возлюбил нас, и Христос умер за нас, и потому мы оправданы (то есть приняты Богом) только по Его благодати, основанной только на смерти Христа, только через веру в Него.

Наши критики обвиняют нас в антиномианизме, то есть в отрицании обязательств перед нравственным законом и поощрении беспорядочного поведения (они сделали такой вывод из наших убеждений, что Бог спасает нас по нашей вере, а не по нашим заслугам!). Любые такие обвинения являются клеветой, которую нетрудно опровергнуть. Мы должны всегда помнить, что Бог всегда оправдывает грешников, верой принимающих жертву Христа на кресте, и одновременно возрождает их Духом Святым. Поэтому за истинным возрождением всегда следует освящение, как за физическим рождением ребенка всегда следует рост.

Таким образом, мы возвращаемся к кресту, который является не только путем прощения, но и путем освящения. Иисус Христос повелевает: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Марк 8:34). Как римские воины заставляли осужденного на смерть нести свой крест к месту распятия, так и Иисус призывает нас стать как бы приговоренными к казни. Бонхеффер написал: "Когда Христос призывает человека, Он тем самым повелевает ему прийти и умереть для греха". Это учение крайне важно сегодня, потому что мы склонны постоянно забывать о важности христианского ученичества. Для многих людей ученичество - это немного религиозности, да чуть-чуть набожности, чтобы прикрыть обычную мирскую жизнь. Но нет! Духовное возрождение и последующая христианская жизнь включают в себя настолько радикальные перемены, что их не может передать никакое другое сравнение, кроме как смерть и воскресение со Христом, смерть для старой эгоистичной и греховной жизни, и воскресение к новой жизни, полной святости и любви.

После того как мы кратко рассмотрели первое и второе основополагающие убеждения евангельского христианства, а именно: откровение Бога и крест Христов, мы уделим некоторое внимание их сходству в одном важном аспекте: и первое, и второе являются законченными делами Бога. Откровение Божье, данное во Христе и через Христа, является завершенным; и искупление Божье, данное во Христе и через Христа, также является завершенным. Поэтому в Новом Завете в отношении этих двух фактов используется одно и то же греческое наречие - слово hapax или ephapax , которое означает "однажды и навсегда" и выражает завершенность действия. Таким образом, все, что Бог сказал во Христе, сказано hapax - однажды и навсегда; и все, что Бог сделал во Христе, также совершено hapax - однажды и навсегда. В отношении откровения Божьего Апостол Иуда написал так: "Я почел за нужное написать вам увещание - подвизаться за веру, однажды ( hapax ) переданную святым", то есть народу Божьему (Иуда 3). Точно так же о Божьем искуплении говорят апостолы Петр и Павел. Это ясно показано и в послании Евреям. Например, апостол Павел написал так: "Ибо, что Он умер, то умер однажды ( hapax ) для греха, а что живет, то живет для Бога" (Римлянам 6:10).

Осознав абсолютную завершенность всего, что Бог сказал и совершил во Христе, мы, евангельские христиане, твердо держимся этого убеждения. Для нас абсурдным является предположение, что может быть найдено откровение какой-то большей истины, чем та, которую Сам Бог открыл в Своем воплощенном Сыне. Равно абсурдным для нас будет предположение, что для нашего спасения, кроме жертвы Иисуса Христа на кресте, может понадобиться что-то дополнительное. Поэтому, если мы к завершенному Слову Божьему во Христе прибавляем любое наше слово или если мы к завершенному Спасению Божьему во Христе прибавляем любое наше дело, мы совершаем ужасное посягательство на нераздельную Славу Христа, явленную в Его слове и деле.

Наши критики часто возмущаются этим евангельским убеждением по поводу завершенности воплощения и искупления. Они обвиняют нас в ограничении Божьего спасительного труда первой половиной первого века нашей эры и в умалении христианства до исторического музея. При этом они, правда, напрочь забывают о возрождающем действии Духа Святого - о третьем основополагающем положении евангельского христианства. В определенном смысле, Дух Святой сошел на землю также hapax, то есть однажды и навсегда, "чтобы быть с нами вовек" (Иоанн 14:6). Но с другой стороны, служение Духа Святого растет и умножается. Поэтому для описания действия Духа Святого в наше время больше подходит не наречие hapax - "однажды и навсегда", а наречие mallon - "больше и больше". Мы должны преуспевать ( mallon ) в угождении Богу, а также стремиться к тому, чтобы наша любовь друг к другу "еще более и более ( mallon ) возрастала" (1 Фессалоникийцам 4:1,10; Филиппийцам 1:9).

Таким образом, главные положения евангельской веры могут быть кристаллизованы в сочетании двух наречий - hapax и mallon . Божий труд через Христа является hapax , но Божий труд через Духа Святого является mallon .

Все, что Бог хотел нам преподать, Он открыл нам hapax во Христе, и к этому нечего прибавить; но нам многому нужно научиться, Дух Святой свидетельствует нам о Христе и, таким образом, дает нам способность понимать Божье откровение более и более полно ( mallon ).