Христианский и восточный мистицизм: попытка сравнения


автор: Вячеслав Алексеев

«Христианизация» восточных культов.

Попадая на Запад, восточные культы приобретают некоторые христианские черты. Однако при этом им удается почти полностью сохранять свои догматы. Характерным примером в этом отношении является движение «Харе Кришна».

Истоки движения «Харе Кришна» (Международное Общество Сознания Кришны) относятся к шестнадцатому веку нашей эры, когда внутри одной из наиболее значительных ветвей индуизма –- вишнуизме — образовалось новое течение, Вишнуиты главным божеством считают Вишну, одним из воплощений (аватар) которого был Кришна. Шри Чайтанья «перевернул» это учение: в его трактовке Кришна был Верховным Богом, который однажды воплотился в Вишну.

В 1965 году Свами Прабхупада принес кришнаизм в Америку. Он организовал Международное Общество Сознания Кришны и оставался его лидером до своей смерти в 1977 году. Оказавшись на американском континенте, кришнаизм стал приобретать черты, близкие западноевропейскому сознанию, воспитанному на христианских ценностях.

Так, в движении кришнаитов наряду с культом отрешенности сравнительно быстро возникает выраженная установка на пребывание человека в его наличном социальном качестве, а отрешенность от мира начинает трактоваться как психологическая к нему непривязанность. Труд кришнаиты рассматривают как одну из форм служения Кришне: любая работа есть благо, если она выполняется усердно, без мысли о материальной награде и посвящается любимому божеству. Иными словами, в индуистском обрамлении воспроизводятся трудовая этика и мирской аскетизм протестантизма.

В традиционном кришнаизме, шедшем от Чайтаньи, мотивы любви имели явно выраженный эротический оттенок: она сравнивалась со страстным чувством к Кришне пастушки Радхи, нарушающей все традиционные предписания. У Прабхупады данный оттенок практически изгоняется, равно как и свойственное Чайтанье равнодушие к социальным проблемам. Изменяется также отношение к благотворительности, наряду с традиционным для Индии невмешательством в карму ближнего появляется стремление оказывать ему помощь. «Духовные планеты», о которых много пишет Прабхупада, напоминают христианский рай, хотя пребывание на них временное, ибо сохраняется индуистский догмат перевоплощения.

Кришнаиты в разговоре с христианами утверждают, что они признают Иисуса Христа Сыном Божиим, пришедшим во плоти. Но включить Христа в индийский пантеон, уже насчитывающий три миллиона богов, особой трудности не составляет. Библия же говорит о Христе как о единородном Сыне Божием (Иоан. 1: 18), то есть единственном и единосущном Отцу.

Таким образом, даже в том случае, когда восточные культы испытывают влияние со стороны христианской культуры, они по сути сохраняют в неприкосновенности свои основные принципы, тогда как их влияние на христианство вызывает ревизию важнейших догматов.

В недавнем прошлом основным противником христианства был материализм. Сегодня ситуация кардинально изменилась — христианству противостоит религиозность Востока, причем положение дел таково, что Церковь все больше попадает в положение «осажденного града». Эта ситуация вполне соответствует тому, о чем предупреждает нас Писание. Согласно библейским пророчествам в конце времени произойдет отступление от веры. Нас не должно обескураживать то, что эти пророчества становится сегодня реальностью. Иисус Христос сказал: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16: 18). Это означает, что, несмотря на поражение Церкви на Земле, ее ожидает окончательная победа за пределами человеческой истории.