Экзистенциальные вопросы глазами «научных материалистов»


автор: Вячеслав Алексеев

Ричард Докинс: Рецепты спасения от страха перед смертью

Проблема смысла жизни ощущается с особой остротой при попытке задуматься о неизбежности смерти. Докинс в своей объемной книге «Бог как иллюзия» («The God Delusion») (2006) уделяет этой проблеме шесть страниц.

В этом фрагменте текста книги он сообщает, что на самом деле нет фактов, свидетельствующих о том, что атеисты больше предрасположены к унынию, тревоге и страху, чем верующие люди. Может быть, такая зависимость и есть, но она по его мнению весьма незначительна. Более того, по мнению Докинса у атеистов вообще больше шансов на то, чтобы прожить полноценную и счастливую жизнь. Докинс пишет, что страх – вовсе не единственная возможная реакция на угрозу смерти. В связи с этим он ссылается на Томаса Джефферсона, одного из отцов-основателей Соединенных Штатов. На закате жизни он писал своим друзьям о том, что ожидает смерти без всякой надежды и страха (Докинз Р. Бог как иллюзия. М., 2009, с. 492).

Думаю, однако, что для большинства людей факт того, что они смертны, является серьезной и чувствительной проблемой. Но как справиться со страхом смерти, если в Бога не веришь? Докинс в связи с этим предлагает ряд рецептов. Один из них состоит в том, что смерть не является одномоментным событием – на самом деле мы умираем постепенно в ходе всей своей жизни, а потому смерти вообще не стоит так уж сильно бояться.

Другой рецепт состоит в том, чтобы найти утешение в осознании уникальности нашей собственной жизни. В самом деле, сперматозоидов было великое множество, но слиться с яйцеклеткой посчастливилось только одному. Это согласно Докинсу означает, что нам «головокружительно повезло». Далее он без малейшей тени иронии сообщает - каким бы мимолетным ни было наше существование под Солнцем, разве ропот на судьбу не явился бы при этом тяжким оскорблением триллионов других сперматозоидов, которым в жизни повезло еще меньше чем нам?

А еще Докинс рассказывает о том, какой замечательный рецепт придумал Марк Твен. Состоит он в том, что до момента рождения прошли миллиарды лет и это нас ничуть не беспокоит, почему же нас так ужасает то обстоятельство, что после нашей смерти пройдут миллиарды лет? (Там же, с. 503).

В книжках, написанных психотерапевтами, вы, возможно, найдете еще несколько подобных способов чисто механического снятия страха смерти. Обсуждать их я вообще не буду. Что же касается Марка Твена, могу сообщить о нем лишь одну вещь. Я прочитал об этом в позднем и грустном романе «Времетрясение» другого известного атеиста - Курта Воннегута. Дело в том, что, разменяв восьмой десяток, великий американский комик Марк Твен стал законченным пессимистом и резонером. Он оценивал жизнь как жуткую, лишенную смысла штуку, и это чувство принимало у него столь нестерпимые формы, что он даже в порядке мысленного эксперимента не хотел, чтобы вернулись к жизни его любимая дочь Джин, и другая его дочь Сюзи, и его любимая жена, и его лучший друг. «А ведь он не видел Первой мировой войны», - сообщает другой неизлечимый пессимист - Курт Воннегут (Воннегут К. Времетрясение. М., 2003, с. 14).

Добавлю к этому еще и то, что в атеистической перспективе смерть ожидает не только конкретного человека, но также драгоценную культуру человечества. Обидно даже не столько то, что смертен я – конкретный и не очень значительный человек, но ужасно обидно то, что исчезнет великая музыка Альфреда Шнитке, или поэзия Иосифа Бродского, или проза Федора Достоевского. Более того, смерть ожидает саму Вселенную – Солнце погаснет, все солнца погаснут и всюду установится мрак мало отличимая от небытия.

Если же вернуться к Докинсу, стоит подчеркнуть - в данном случае перед нами - некий крайний вариант бесчувственности к экзистенциальным вопросам, свидетельствующей о некоем дефекте души. До других «научных материалистов» экзистенциальные проблемы, вытекающие из факта смертности человека, часто все же доходят. Некоторые из них много думают об этом, но предпочитают «суровую правду жизни» тому, что они называют религиозными иллюзиями.