Божий любимчик: добро и предопределение


автор: Вячеслав Алексеев

Нападение марсиан и «победа» Земли. Новое Евангелие

Марсиане по радио объявили землянам о вторжении и потребовали, чтобы Земля капитулировала. В следующие двадцать четыре часа Земля выпустила 617 термоядерных ракет по плацдарму на Луне, созданному марсианами, в результате чего Луна стала необитаемой на десять миллионов лет.

Война Земли с Марсом длилась 67 земных суток. Нападение было совершено на все народы одновременно. При этом большая часть марсиан, едва вооруженных, погибла. Везде и всюду марсиан убивали, убивали и убивали. Три последних эшелона штурмующих Землю марсиан, к ужасу уничтожавших их жителей Земли, состояли из стариков, женщин и детей.

Румфорд заранее знал, что Марс потерпит поражение в войне, поражение глупое и чудовищное. Но именно в этом и состоял его План – он хотел при помощи великого и незабываемого убийства-заклания марсиан изменить мир к лучшему, а именно объединить человечество в единое Братство. Славная победа Земли оказалась ничем иным, как подлым избиением практически безоружных Марсианских Святых. За победой пришло раскаяние, за раскаянием – жажда прощения, искупления и объединения в религиозное братство. И именно здесь прозвучала проповедь Румфорда. Он сообщил землянам:

«В этой войне, которая сегодня завершилась победой, восторжествовали только святые мученики, которые ее проиграли. Эти святые были земляне, такие же, как и вы. Они улетели на Марс, начали войну, обреченную на провал, и с радостью отдали свои жизни, чтобы земляне, наконец, соединились в один народ – гордый, полный радости и братской любви. Умирая, они желали не райского блаженства для себя, а лишь одного: чтобы воцарилось навечно Братство всех народов Земли. Ради этой высокой цели, к которой мы должны стремиться всей душой, я принес вам слово о новой религии, которую каждый землянин с восторгом примет в самые заветные уголки своего сердца. Границы между государствами исчезнут. Жажда воевать умрет. Вся зависть, весь страх, вся ненависть – умрут».

Новая религиозная организация согласно Румфорду должна называться Церковью Бога Совершенно Равнодушного. Знамя этой Церкви будет голубое, а на нем золотыми буквами будут написаны такие слова: ПОЗАБОТЬСЯ О ЛЮДЯХ, А ВСЕМОГУЩИЙ САМ О СЕБЕ ПОЗАБОТИТСЯ.

Румфорд продолжал:

«Учение этой религии будет опираться на два догмата, а именно: жалкие, ничтожные люди не в силах порадовать Всемогущего Бога, а счастье и несчастье вовсе не перст Божий. Почему вы должны принять эту веру и предпочесть всем другим? Вы должны принять ее потому, что я, основатель этой религии, могу творить чудеса, а главы других Церквей – не могут. Какие чудеса я могу творить? Я могу абсолютно точно предсказать, что ждет вас в будущем».

Вслед за этим Румфорд предсказал пятьдесят событий. Пророчества были тщательно записаны. И стоит ли говорить о том, что все они сбылись до самых мельчайших подробностей. После этого Церковь Бога Совершенно Равнодушного совершенно сокрушила все прежние религии и объединила всех землян в единое Братство.

Название этой Церкви, в котором атрибутом Бога является равнодушие, способно вызвать у читателя искреннее недоумение. Но и здесь была своя логика. Румфорд восстал против Бога, у которого были любимчики вроде Малахии Константа, или Иакова, или Иосифа, или богоизбранного народа. Между тем, Бог по мнению Румфорда должен быть равноудален от людей. Однако при этом в результате какой-то странной диалектики Бог Румфорда оказался Совершенно Равнодушным Существом.

В конце своей «нагорной» проповеди Румфорд пообещал принести во время следующей материализации Библию, исправленную и пересмотренную им, а также «Карманную историю Марса» – правдивую историю о Марсианских Святых, которые отдали жизнь за единство и счастье землян. Эта история, сообщил Румфорд, разобьет сердце каждому человеку, у которого вообще есть сердце. После этого Румфорд и его пес Казак дематериализовались.

Но я хотел бы вернуться на шаг назад и обратить внимание на саму диалектику превращения Бога в Совершенно Равнодушное Существо. Она становится отчасти понятной благодаря проповеди преподобного Хорнера Редуайна, настоятеля Церкви Космического Странника, одного из храмов Бога Совершенно Равнодушного:

«О Всевышний, Творец Космоса, Вращатель Галактик, Дух Электромагнитных Волн, Вдыхающий и Выдыхающий неисследимые бесконечности Вакуума, Извергающий Огонь и Каменья, играющий Тысячелетиями, - в силах ли мы сделать для Тебя что-нибудь, чтобы Ты Сам не сделал для Себя в октильон раз лучше? Ничего! О, Человечество возрадуйся безразличию своего Творца, ибо оно, наконец, дарует нам свободу, правдивость, человеческое достоинство. Больше никогда дурак вроде Малахии Константа не сможет сказать про свое нелепое, сказочное везение: «Должно быть, я нравлюсь кому-то там, наверху». И ни один тиран больше не скажет: «Делайте то или это, потому что так хочет Бог, а если не делаете, то восстаете против Самого Бога». О, Всевышний, безразличие твое – меч огненный, ибо мы обнажили его и со всей мощью разили и поражали им, и ныне вся лживая болтовня, которая порабощала нас или загоняла в сумасшедшие дома, лежит во прахе».

При этом новая религия тщилась победить саму природу и судьбу – победить – подумать только! - различия, существующие между людьми. Некоторые прихожане Церкви Бога Совершенно Равнодушного носили мешочки с дробью или печные решетки, чтобы компенсировать свои физические преимущества. Женщины, наделенные красотой, расправлялись с этим преимуществом тем, что отвратительно одевались, горбились, жевали резинку и размалевывали лица безвкусной косметикой. Один старик, у которого было отличное зрение, испортил его, пользуясь очками жены. Молодой смуглый брюнет, чью сексуальность не скрывала даже плохо скроенная одежда, обременил себя женой, которую тошнило от секса. Жена этого молодого брюнета, интеллектуалка, обременила себя мужем, который не читал ничего кроме комиксов.

Что же касается выживших марсиан, то им была дарована высокая привилегия продавать атрибуты новой религии и прежде всего виселицу, на которой подвешивался игрушечный Малахия Констант. Среди оставшихся в живых марсианских ветеранов оказались также Беатриса и ее сын Хроно. Беатриса бойко торговала религиозным товаром. Она хорошо устроилась, однако у нее были проблемы с сыном Хроно. Он вырос угрюмым, озлобленным на весь мир подростком. Хроно артистично сквернословил и всегда носил с собой нож с выскакивающим лезвием. Хроно давно бы угодил бы в какое-нибудь исправительное учреждение, если бы не усилия со стороны самой лучшей коллегии адвокатов на Земле – коллегии при Церкви Бога Совершенно Равнодушного.

Марсианские Святые вообще достаточно цинично относились к новой религии, хотя большинство из них скорее считало, что она полезна. Но они, кажется, были оскорблены тем, что их столь безжалостно, грубо и без их согласия использовали пусть даже в самых благородных целях. Беатриса в связи с этим высказалась о Румфорде так:

«Он вырвал нас из жизни. Он усыпил нас. Он выскреб нашу память, как будто это тыква, из которой можно сделать фонарь. Он превратил нас в роботов с дистанционным управлением, он нас муштровал, гонял – он всех нас предал всесожжению за правое дело. – Она пожала плечами. – А добились ли мы чего-нибудь лучшего, если бы он нас не трогал и мы жили бы сами по себе? Достигли бы мы чего-то большего – или меньшего? Я, пожалуй, даже рада, что он пустил нас в дело. Пожалуй, он лучше знал, что со мной делать…»

И все же она признавалась, что ненавидит Румфорда. Однако Румфорд не осуждал Марсианских Святых за подобные настроения и смотрел на все это сквозь пальцы. Он считал, что марсиане принесли слишком великую жертву, чтобы требовать от них что-либо еще. Румфорд говорил о них так:

«Святые солдаты… Их равнодушие – тяжкая рана, которую они приняли, чтобы мы стали еще жизнерадостней, богаче чувствами, еще свободнее».